Королева воскресла!

 

Тропа к Приюту была скользкая и грязная. Вдоль нее строем стояли хмурые темно-зеленые елки.

- Веселенькое место, - заметил Лесли.

- Это потому что пасмурно и сыро, - вступилась я за свои любимые места, мне был дорог здесь каждый куст, - если бы ты побывал тут летом!

- Да! Нормальный, счастливый человек в такую глухомань не потащится, это уж точно.

- Не все же нормальные.

Ручей мы перешли, как водится, вброд. Я оглянулась на то самое место, где полоскала белье. Песок был холодный, не желтый, а какой-то грязно-серый, ни травы, ни листика, только вода ничуть не изменилась и всё текла себе, такая же бесконечная и равнодушная, как само время.

- Что ты там увидела?

- Так, ничего...

Через пять минут показался забор. Ворота как всегда были открыты. Брат Диего, уже босиком, складывал возле кухни поленья.

- Нам к Святому Робину, - сказала я, поприветствовав его.

- Идите, он у себя, - сказал брат Диего и кивнул на крайний слева домик.

- Ступай, - улыбнулся мне Лесли и подобрал с земли топор, - а я пока здесь погреюсь.

- У них есть дом для гостей.

- Успеется.

По дороге в Приют я сто раз представляла свою встречу с отцом Робином, думала о том, что ему скажу, как ему объясню и о чем попрошу его. И выходило всё путано и неправдоподобно. «Святой отец, я дьявол! Мысли мои убивают людей! Я – вулкан, я – стихийное бедствие! Научи меня добру, дай мне силы всех простить и смириться со своей судьбой, пока я не натворила страшных бед! Я боюсь сама себя, Святой отец!»

Как младенец к матери, кинулась я ему в ноги и обняла его колени. Он наклонился, взял в ладони мое лицо, черные глаза его смотрели на меня тревожно и внимательно.

- Поднимитесь, ваше величество.

Я потрясенно уставилась на него, не в силах сдвинуться с места. Как он узнал, как?

- Поднимитесь и сядьте в кресло. И просите, о чем хотите.

- О чем хочу? - переспросила я.

Он улыбнулся и кивнул.

- Я думала, что пришла к Святому отцу, а оказалось, что к Господу Богу? Он всё знает и всё может?

- Не кощунствуйте, дитя мое. Просто ваши мысли летят впереди, вас, и вы давно уже мне всё поведали.

Я как во сне встала, дошла до стены и села в жесткое, вырезанное из дерева кресло. Такие кресла вырезал брат Плиний, в прошлом краснодеревщик.

Святой Робин начал без предисловий.

- Чтобы научиться прощать, Юлиана, нужно понять, что добро и зло – две стороны одной медали. Абсолютного добра, как и абсолютного зла не бывает.

Он был в длинной черной рясе, высокий, плечистый, совсем еще не старый, хотя и с сединой в бороде и в висках. Я грешным делом подумала, что в молодости, наверно, женщины не давали ему прохода, но потом вспомнила, что он читает мысли и даже покраснела от этого.

- Человек – существо странное и противоречивое, - продолжал Святой Робин, - прежде, чем осуждать других, вспомни сначала себя. Разве ты, Юлиана, изначально не добра? Разве в радость тебе чужие страдания? Однако это ты убила юную девушку, и родители ее вправе тебя возненавидеть, если узнают, в чем причина.

- Вы хотите меня убедить, что я чудовище, Святой отец? Я и сама это знаю!

- Я хочу втолковать тебе, что всё не так просто. Ведь ты еще и лечишь, и счастлива от этого, - тут он улыбнулся, - правда, неумело, но я тебя могу научить. В общем-то, любой человек может спасти добром и убить ненавистью, если только сильно захотеть. Просто у тебя всё очень ярко выражено, потому что ты прошла через иные измерения, через загробный мир, ты связана с ним и обладаешь чудовищной силой. С тебя и спрос особый, Юлиана.

- Я понимаю. Я и хочу научиться собой владеть. А как тут совладаешь, когда нас трое! Я полтора года жила в теле Жанет, Мария-Виктория жила в моем теле, теперь мы все перемешались... Я даже не знаю, кого я люблю!

- Поверь мне, - отец Робин подошел и погладил меня по голове, - такое бывает со всякой женщиной, в каждой из вас живет и бог, и дьявол, и никогда в одном мужчине не будет всего, чего бы вам хотелось. Это причуды любви. Обыкновенной человеческой любви. А колдун Висконти здесь ни при чем.

- Висконти?! - у меня даже руки задрожали, когда я услышала это имя, - вы знаете Висконти?

- О, как ты его ненавидишь, - усмехнулся Святой Робин.

- Я раздавлю его как клопа, - сказала я решительно, - пусть он только попадется мне!

- За что? - спросил он спокойно.

- Вы же знаете!

- Вот видишь. Ты ненавидишь, еще не разобравшись. Не будь он так силен, он бы уже скончался от твоей ненависти.

- В чем тут разбираться? Он зло. Воплощенное зло! И я избавлю от него белый свет, и мне еще спасибо скажут!

- Не волнуйся так, - сказал отец Робин, - а то погода совсем испортится.

Он налил мне воды в кружку и заботливо поднес к губам. И мир перевернулся. Мне показалось, что меня затянет сейчас в черную воронку, что голова моя лопнет от прихлынувшей в нее крови, что сердце мое остановится и разлетится на клочки! Я узнала его руки. Красивые, почти женские руки...

Зубы мои застучали о край кружки. Он как будто не заметил, что меня трясет, спокойно отошел и сел в деревянное кресло. Всё такой же благородный и величественный.

«Уничтожу негодяя!» - подумала я, кусая губы. - «Так вот, где ты скрываешься все шесть лет, Висконти! Что ты мне тут болтаешь о добре и зле, подлый притворщик!»

- Перестань, - сказал он устало, - у меня от тебя уже голова болит. У тебя очень сильные эмоции.

Я хотела что-то ответить сгоряча, но в это время без стука ворвался Лесли.

- Юлиана, что случилось?!

- Познакомься, - я усмехнулась и кивнула на отца Робина, - это Висконти.

Лесли что-то свистнул по-птичьи и подошел ко мне.

- Из тебя получится неплохой колдун, Лесли, - сказал Висконти, - у тебя есть к этому способности. Мой брат уже кое-чему научил тебя, не так ли?

- Он читает мысли, - пояснила я, - так что не удивляйся.

- Я уже удивился.

Вслед за Лесли вошли сестра Мартина и сестра Глория. Мартина на что-то жаловалась, а Глория держала ее под руку.

- Иди сюда, - сказал Висконти ласково и посадил Мартину на скамеечку у своих ног.

Он погладил ей лоб, посмотрел в глаза, посоветовал что-то на прощание, и она ушла совершенно спокойная и просветленная.

Висконти взглянул на меня, воплощенное зло и воплощенное добро в одном человеке. Разум отказывался это понять.

- Ты хорошо защитился, Висконти, - сказала я, - если я уничтожу тебя, на кого останутся все твои убогие и несчастные? Ты им нужен, хоть ты и миф. Нет Святого Робина! Есть просто колдун, которому захотелось поиграть в добро. И он создал Приют, и он прикинулся Святым, и ему это так понравилось, что он и сам уже забыл, кто он.

- Ты искупаешь свои мелкие грехи, Юлиана, - усмехнулся он, - а я искупаю свои большие. Это мое право.

- Тогда зачем же два года назад, зимой, ты ездил в Безмолвный монастырь?!

Я послала ему столько злости со своим вопросом, что его даже передернуло от боли.

- Затем, - сказал он, сцепив руки, - что это был единственный способ тебя спасти... Уймись, я устал от тебя.

- Меня спасти? - не поняла я.

- А ты никогда не думала, что было бы с тобой, если бы не это?

- Я думала, что хуже быть не может.

- Ты жива. Ты сильна. Ты прекрасна. Ты любима. Чего тебе не хватает? Трона? Но даже я не мог предвидеть, что ты откажешься от него добровольно! А, кажется, всё рассчитал...

- Разве можно рассчитать чужую судьбу? - проговорила я, запутавшись окончательно.

- Как видишь, нельзя. Но что-то предвидеть можно. И изменить что-то можно. Лесли, я вижу, тебе это интересно? Если хочешь, я всему тебя научу. У тебя получится.

- Дело не во мне, - сказал Лесли взволнованно, - я вижу, ты всё можешь, Висконти... сделай ее королевой. Она должна быть королевой! Наколдуй что-нибудь, черт возьми!

- В этом нет необходимости, - Висконти пожал плечом, - она будет королевой через пять минут. Но это не моя заслуга.

- Что это значит? - спросила я почти с возмущением, мне совсем не нравились такие шутки.

- Ждите, - усмехнулся Висконти.

Через пять минут в дверь влетел Зарих, за ним Алигьери и чернобородый барон Оорл. Я даже ахнуть не успела.

- Где она?!

Меня закружило по комнате и обдало запахом лисьих шкур и конского пота.

- Юлия!.. Я думал, мы вас догоним, мы даже видели ваши следы на тропинке!

- Откуда ты взялся, боже мой?!

- Ваша старуха сказала, что вы ушли с вещами. Алигьери догадался, что ты пошла к Святому Робину... Юлия... больше никуда от меня! Слышишь? Никуда!

Еще какое-то время мы ошалело друг друга рассматривали, я – его постаревшее, со складками меж бровей лицо, он – мои седые волосы и впалые щеки. Время нас не украсило.

- Мой бедный король, - сказала я, - как же ты будешь воевать без надежных союзников?

Зарих как-то легкомысленно, по-мальчишечьи махнул рукой и поморщился.

- Да как-нибудь... Не думай об этом.

Я огляделась. Мне показалось, что прошла вечность с тех пор, как он ворвался сюда. Может, так оно и было?

Братья-колдуны стояли лицом к лицу и переговаривались. Барон Оорл с достоинством сидел на скамье. Лесли стоял у окна, сложив руки. Мы подошли к нему, обнявшись, но я скорее провалилась бы сквозь землю, чем посмотрела ему в глаза.

- Давно бы так, ваше величество, - сказал Лесли, - такая женщина не должна ютиться по чердакам.

- Поедешь с нами? - напрямую спросил Зарих.

Лесли покачал головой.

- Вот от этого меня избавьте.

Потом мы все сидели за широким столом в доме для гостей, что-то ели, о чем-то говорили... ничего не помню. Как во сне была. Висконти сидел напротив, я знала, что он читает мои мысли, мои сумбурные, перепутанные мысли, и даже радовалась этому. Может, хоть он разберется!

- Хочешь узнать свое будущее, Юлиана? - спросил он ласково, как всегда всех спрашивал.

- Хочу, Святой отец!

- Ты будешь замечательной королевой, доброй и справедливой...

- Дальше не надо, - сказала я, - мне всё понятно...

- Тут предсказывают судьбу? - вмешался барон Оорл, - а мне, Святой отец?

- Тебе? - Висконти нахмурился, - барон ему чем-то не нравился, - ты погибнешь от руки собственного сына, Оорл.

- У меня нет сына, - засмеялся барон.

- Будет.

- А я? - спросил Зарих, - впрочем, мне уже предсказывали, что меня убьет мой друг...

- Это случится нескоро, ваше величество. Вы еще много успеете сделать для своей Лесовии.

Лесли ни о чем не спрашивал. Он ковырял вилкой в котлете.

- А из тебя, - Висконти посмотрел на него, - я уже говорил, получится неплохой колдун. Правда, Алигьери? Но в Лесовии ты жить не будешь. Я вижу тебя в Озерии.

- Пожалуй, - Лесли усмехнулся, - всех здешних птиц я уже переловил.

Я вспомнила его чердак, его клетки, горластых Чиппи и Клео. Кормит их старуха, или забыла уже?.. Он наконец поднял глаза от тарелки, и наши взгляды встретились. «Ты будешь замечательной королевой, доброй и справедливой...» Он мне улыбнулся.

Они снова говорили о войне. О бесконечной этой, проклятой войне! Я отошла к окну, за которым моросил в темноте мелкий, холодный дождь. В бревенчатых домиках горели окна и дымились трубы. Иногда чья-нибудь тень мелькала под окнами, и снова было тихо и безлюдно.

Висконти тронул меня за рукав. Я вздрогнула и обернулась.

- Я рад, что ты на меня больше не сердишься.

- Я запуталась, - сказала я примирительно, - и вообще, чего уж теперь... я ведь буду доброй и справедливой.

- И замечательной, - добавил он.

- Святой отец, - спросила я взволнованно, - неужели нельзя уже изменить судьбу? Это уже окончательно?

- Ну почему же, - он вздохнул, - в том-то и дело, что можно.

- Правда?!

- Беги, - сказал он, грустно улыбаясь, - ты его еще догонишь.

Я кинулась в прихожую, схватила свой плащ, торопливо сунула ноги в сапоги. Колдун стоял рядом и ничему не удивлялся.

- Скажи ему, Висконти, объясни ему!..

- Прощай, королева, - сказал он коротко.

Темнота была полная. Тропинки почти не было видно, я скользила и падала в холодную слякоть. Перебралась кое-как через ручей и выбежала на дорогу в елках.

- Лесли! - мой голос срывался, переходя на хрип, - ну где ты, Лесли!

Потом я разрыдалась от усталости и отчаяния, и уже не услышала, что кто-то бежит ко мне по мокрой глине. Мы вцепились друг в друга, как безумные.

- Господи, да ты вся мокрая!

- Пускай... - подбородок мой трясся, слезы текли ручьем, колени подгибались, - Лесли…

- Ну, ты что? - он подхватил меня на руки, - ты что наделала?

Я прижалась губами к его мокрой щеке.

- Пошли скорей домой, Лесли. А то Чиппи, наверно, голодный...

24.11.90

Елена Федина


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37  

Комментарии