Королева воскресла!


      Когда я вернулась, Лесли уже спал. Я не стала его будить и тихо легла рядом. Ночью пошел дождь, такой сильный и надрывный, что мне казалось, он выбьет стекла.

- Потоп, - проговорил Лесли, и я поняла, что он вовсе не спит, - завтра утонем в грязи по уши.

- Это к теплу, - сказала я примирительно, - скоро месяц май, черемуха, тюльпаны... знаешь, у меня в замке весной было целое море тюльпанов.

- Чего у тебя там только не было, - усмехнулся он.

- Да, - согласилась я, - а теперь это всё как сон. Я даже лица своих братьев не могу вспомнить. И себя не могу вспомнить, как будто это и не я была. Всё забыла. И правда, как старуха!

- Это тебе только кажется. Не думай об этом.

Дождь всё поливал.

- Лесли, - сказала я, стараясь разглядеть в темноте его лицо, - я уже забыла, что такое поцелуй...

Он помолчал, потом осторожно прикоснулся к моей щеке.

- Ты хочешь от меня слишком много, Юлиана.

Я даже не удивилась его ответу, меня удивила только бесконечная усталость, с которой он это произнес.

- Неужели это так много? - сказала я, чувствуя всё нарастающую, такую привычную обиду, отвернулась и уткнулась лицом в подушку.

Никогда мне видно не избавиться от этой девочки Жанет!

- Ну вот! - Лесли взял в ладонь мое острое, худое как у ребенка плечо, мне показалось, что я вся утонула в этой ладони, - моя королева, кажется, рассердилась?

- Не бойся, я теперь ни на кого не злюсь. Мне нельзя.

Потом он говорил. Как всегда говорил беспощадную правду. А я слушала.

- Ты же сама знаешь, кто я. Бедный птицелов, которому случайно в руки попалась Жар-птица. У меня нет замка, у меня нет титула, нет армии, нет денег. У меня ничего нет. Я могу только выкручиваться и размахивать кулаками. Я даже читать не умею... А ты – королева, и любишь ты короля, и только какая-то нелепость мешает вам соединиться... Разве не так? Здесь всё его: и эта страна, и этот народ, и этот городишко, и даже женщина, с которой я лежу в одной постели... Но если ты хочешь, чтобы я ради тебя забыл об этом до самого утра, что ж, я переступлю и через это.

И казалось, он снова был прав и всё предельно точно объяснил, но у меня всё сжалось внутри от щемящего протеста. Я порывисто повернулась к нему.

- Ты мне не слуга, Лесли! И не говори так никогда! Если бы не ты, я бы даже не узнала, кто я на самом деле... или я не понимаю ничего? Или не помню, что ты для меня сделал? Да я вся твоя до последней ниточки! Можешь меня ударить, можешь вытереть мной полы, можешь оттолкнуть, если тебе неприятно... всё можешь, понимаешь?

- Воистину, никогда не знаешь, чего от тебя ждать, - сказал он, - то гнева, то любви, то высокомерия, то преданности... то безразличия, то желания. Жар-птица ты моя неприкаянная...

Когда дыхание его касалось моей щеки, по всему телу пробегал озноб, голова кружилась.

- Желаю, - проговорила я, вспыхивая как сухая солома, - да-да, я желаю! Тебя, любви твоей, тела твоего, дыханья твоего, шепота твоего, объятий твоих, стонов твоих и судорог...

- Я тоже... - Лесли склонился надо мной, и губы наши наконец-то встретились.

Потом, когда вся плоть моя в последнем порыве содрогнулась и рванулась навстречу забытому наслаждению, когда горячая волна залила меня до ушей и откатила, когда мы еще не распались на два отдельных тела, но уже вспомнили, кто мы есть, потом, когда кончился дождь и забрезжил тусклый рассвет, потом только я задумалась и поняла, что во мне три женщины сразу: и кроткая Жанет, и властная, жестокая Мария-Виктория, и пылкая, безрассудная Юлиана Тиманская.

И, кажется, одна умерла, и другую я убила, а вот ведь ношу их в себе и раздираюсь от противоречий. Что же ты наделал, проклятый колдун, Висконти? Кто же дал тебе такое право перемешивать человеческие судьбы, как салат в кастрюле? Сколько зла ты посеял, сколько зла!

Я дала обет ни на кого не злиться и всех простить, но как же мне простить тебя?! Нет. Не успокоюсь до конца дней своих!

Или освободите меня от ненависти, или дайте отомстить!


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37  

Комментарии