Королева воскресла!


      Он не кинулся меня искать. Он просто долго сидел с закрытыми глазами. Сильный, властный, безумно красивый... или это мне так казалось? Может, просто мальчишка сидел, который дорвался до трона, измотался и запутался?

Впрочем, Зарих играл свою роль хорошо. Ни один мускул на его лице не дрогнул.

- Ну что ж, - сказал он, поднимаясь, - ты меня убедил: город тормошить не стоит.

- И это всё, что вы можете сказать?! - изумился Алигьери, - вы даже не хотите узнать, где она?

- Зачем? - холодно спросил Зарих.

Алигьери тоже встал.

- Хотя бы затем, что вы любите эту женщину.

- Иди сюда, - подозвал его Зарих и разложил на письменном столе карту, - смотри. Здесь триморцы, на севере Белогория...

- Ну и что?

- Без надежного союза с озерским королем мне их не одолеть. И первое, что я сделаю, – женюсь на его дочери, - он говорил очень медленно и четко, как будто произносил приговор, как будто знал, что я его слышу и на что-то еще надеюсь.

- А как же Юлиана? - тихо спросил колдун.

Зарих оторвался от карты и посмотрел на него.

- А что я могу сделать для Юлианы?

Действительно, что? Да ничего! Самое лучшее, что он может придумать, – так это никогда не показываться мне на глаза! И не бередить мою душу... Живи, как знаешь, Зарих, ничего мне от тебя не надо. Ты очень сильный, ты умеешь всё перечеркнуть и от всего отречься, и ты всех победишь и всех подчинишь своей власти. И будешь гордо стоять на обломках своего склепа, и своего прошлого, и своей любви.

- Ну что ж, - колдун только с сожалением пожал плечами, - говорят, принцесса Береника тоже хороша собой.

- Это не имеет значения.

Я не помню, как я вышла из дворца, как несли меня ноги по спящему городу, как добралась я до дома старухи-старьевщицы и поднялась по лестнице на чердак.

Меня просто трясло от ненависти ко всему белому свету. Трясло от своего бессилия, от невозможности что-то поменять в своей исковерканной судье. Мне казалось, что кто-то сверху, Бог там или дьявол, просто издевается и смеется надо мной, и я только игрушка в его руках!

«Будьте прокляты, будьте все прокляты!..» - повторяла я всю дорогу, глотая слезы бессильной ярости. А темный город и ночное звездное небо равнодушно и спокойно внимали моим воплям. Ничто в этом мире не изменилось с тех пор, как я прокляла его.

Дверь почему-то была открыта. Я опомнилась, когда увидела, что Лесли держит на руках какую-то женщину. Только этого еще не хватало! Один отрекается, другой водит всяких девок... Когда же всё пропадет пропадом, когда?!

Я яростно смотрела ему в спину, но он меня не видел и не слышал, он осторожно положил ее на кровать, сел рядом, наклонился над ней... Никогда бы не подумала, что Лесли может быть таким нежным. Хоть бы дверь закрывал!

Потом он отошел к столу, стал что-то наливать в стакан, я посмотрела на лицо этой женщины и вдруг поняла, что это я.

Лесли поднес стакан к моим губам, но безжизненное тело не смогло сделать и глотка. Это было просто тело, механическое собрание мяса и костей, разбавленное теплой кровью. А я стояла рядом и смотрела на всё это тупо и беспомощно. Что случилось со мной? Почему я разлетаюсь на части, как старый рассохшийся башмак?! Неужели я никогда уже не буду нормальным человеком? Ни живая, ни мертвая, просто неуправляемый сгусток раздражения и злости?!

Лесли очень странно водил надо мной руками, словно скатывал большой прозрачный шар. От этого у меня закружилась голова. На мгновение свет померк, и очнулась я уже на кровати. Кошмар кончился.

- Что со мной было, Лесли? Что?!

Он встряхнул руки точно так же как Алигьери.

- Я подобрал тебя на мосту.

- Хорошо, что не под мостом, - усмехнулась я, - почему это всё, как ты думаешь?

Лесли выглядел очень усталым и почему-то даже немолодым. Или это мне в темноте так показалось?

- Я думаю, что тебе просто нельзя злиться, - сказал он.

- А как иначе?! - мгновенно вспыхнула я, он снова попал в самую больную точку, - по-твоему, я должна всех любить?!

Он не стал со мной спорить, понял уже, что это бесполезно.

- По-моему, тебе нужно выспаться. А завтра утром поговорим.

Я с трудом справилась со вновь вспыхнувшим раздражением. В конце концов, он был прав. Мне нельзя злиться, моя злость опасна не только для меня, но и для всех окружающих. И я это знаю. Знаю, но ничего поделать с собой не могу!

- Спокойной ночи, - выдавила я из себя и отвернулась к стенке.

Сон был ничуть не лучше яви. Мне снилась бедная маленькая Сцилла, она металась в горячке и кричала.

Лесли появился только днем. Я равнодушно смотрела в потолок. Нужно было встать и приготовить хоть что-нибудь на обед, но всё во мне протестовало против любого действия. Я тихо презирала этот мир со всей его суетой и всеми потребностями.

Лесли стоял в дверях и смотрел на меня, ни слова не говоря. Мне это не понравилось. Я приподнялась на локте.

- Ты что?

- Кристин умирает, - сказал он мрачно.

Я поначалу не знала даже, что и ответить.

- Неужели ты думаешь, что это я?..

- Ты это знаешь не хуже меня.

Пришлось встать. Пришлось нервно походить по комнате под его пристальным взглядом.

- А я ведь тебя предупреждал, что твоя агрессивность добром не кончится.

И снова он был беспощадно прав, и мне уже некуда было деваться.

- Не волнуйся, - сказала я раздраженно, - ничего с твоей Кристин не случится. Сейчас я ее вылечу.

- Как?

- Точно так же.

Я очень хорошо представила, что эта девчонка выздоравливает, и пожелала ей всех благ. Раз я так сильна, почему бы мне не воскресить ее? Пусть живет ему на радость и вертится у него на коленях.

- Не смотри на меня так! - не выдержала я наконец, - всё уже прошло, можешь пойти проверить.

Лесли только покачал головой.

- Иди-иди, - добавила я.

И он ушел.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37  

Комментарии