Королева воскресла!


      Я открыла глаза. Надо мной сидел смуглый и остролицый, чем-то отдаленно знакомый человек. Взгляд у него был пронзительный, такой, что я съежилась.

- Кто вы?!

- Не бойтесь меня, - сказал он тихо и как-то вкрадчиво, - вам уже лучше?

- Вы доктор?

- Считайте, что так.

- А где Лесли?

- Сейчас придет.

Не нравилось мне все это. Я огляделась. В узкое окошко заглядывало солнце, под потолком висели клетки с птицами, на столе стоял чайник, закуска и несколько распечатанных бутылок. Гость не сводил с меня внимательных глаз.

- Почему вы так смотрите, - спросила я настороженно.

- Я никогда не видел такой красивой женщины, - сказал он печально, - мне очень жаль вас.

Я испуганно потрогала свои волосы, мне все казалось, что меня побрили налысо. Я никак не могла отделаться от увиденного кошмара.

- Почему вам жаль меня?

- Потому что вы заслуживаете лучшей участи, прекрасная Юлиана.

Я вздрогнула, меня уже тысячу лет никто не называл моим именем.

- Откуда вы знаете?!

- Я знаю всю вашу историю.

- Вы?!

- Я не мог вам помочь. Мы все бессильны против Висконти.

- Боже...

Я всмотрелась в этого человека: если постричь его волосы, округлить щеки, убрать мешки под глазами и надеть на него холщовую рубаху, то он будет очень похож на брата Осипа из Приюта.

Вот где я его видела! Он почти ни с кем не разговаривал, кроме Святого Робина, но иногда предсказывал будущее по руке или просто по глазам. Я почему-то боялась его острых черных глаз и никогда к нему не подходила. Потом сестра Мартина шепнула мне, что это сам Алигьери, колдун из Стеклянного Города. Я еще удивилась: что он делает в таком святом месте, как Приют?! Она сказала, что отец Робин исправляет даже таких, как он! Отец Робин!

Он смотрел на меня с жалостью, этот проживший долгую жизнь и всего повидавший, словно вырубленный из темного дерева, колдун. Он и не догадывался, наверно, что я та самая рыжая, маленькая прачка из Приюта, которая шарахалась от него за три версты.

Я села, в глазах потемнело от слабости, но скоро все прошло.

- Это вы помогли Лесли бежать из Серой Башни?

Алигьери усмехнулся.

- Кое-что я все-таки могу.

Он провел рукой мне по лбу и незаметно снял тупую головную боль, с которой я уже давно смирилась как с неизбежностью, потом стряхнул руку словно от грязи и вздохнул.

- Нельзя так долго спать, моя красавица!

Наконец появился Лесли с корзинкой, полной всякой снеди и бутылок. Он увидел меня и, похоже, не поверил собственным глазам.

- Ты очнулась?!

- А что? - удивилась я такому вопросу, - я очень долго спала?

- Как тебе сказать... - Лесли поставил корзину на стол и присел на табуретку, - больше двух недель.

- Двух недель?! - я повернулась к Алигьери, - это правда?

- Ничего страшного, - сказал он, - так бывает при сильных потрясениях. Рано или поздно вы очнулись бы сами. Я только немного ускорил события.

Я вспомнила огромную воронку, в которую меня так мощно засасывало, и тихо содрогнулась.

- Спасибо вам. Вы вернули меня из тяжелого кошмарного сна.

- Зато я имел удовольствие смотреть на вас.

- О чем вы? От моей красоты ничего не осталось. Впрочем, как и от моего имени, и от моего титула... Лучше скажите мне, как поживает наш новый король?

- Прекрасно поживает, - усмехнулся Лесли, - у него армия и могучие союзники, он ни с кем не считается и наводит свои порядки. Сотни голов уже полетели, и это еще не конец.

Мой сон оказался очень похожим на правду.

- Ты считаешь, что он слишком жесток? - спросила я с тревогой.

- Я считаю, что Лесовии сейчас только такой король и нужен.

Я встала с постели. Движения мои были замедленными и вялыми, голова кружилась. Я умылась на кухне, чем очень удивила старуху-хозяйку, потом вернулась на чердак и села к столу.

- Налейте мне вина. Не жалейте. До краев!

За окном стоял солнечный апрель. Таял последний снег, текли ручьи, воробьи купались в лужах, лопались на деревьях почки...

Я дожила до тепла и солнца, я пережила эту долгую зиму и предательский месяц март. Я забылась долгим сном, и теперь мне легче, словно всё, что случилось со мной, было много лет назад!

Не болит душа, не кричит, и руку в огонь сунуть не хочется. Мне спокойно и тепло, мне всё безразлично. И слава Богу!

- Я уже не знал, что с тобой делать, - рассказывал Лесли, - думал, ты уже никогда не проснешься. Хорошо, что Алигьери приехал в Трир.

- А вам тоже удалось бежать? - спросила я нашего гостя.

- Нет, - ответил он, допивая бокал, - меня освободили по приказу короля и доставили в столицу. Теперь я, как бы это сказать, личный колдун его величества короля Лесовии. По-моему, он не столько верит в Бога, сколько в дьявола.

- А как же церковь?

- Он не считается даже с церковью.

- Он так силен?

- Скорее самоуверен. Вчера, например, он приказал уму непостижимую вещь.

- Какую?

- Сравнять с землей Королевский склеп.

- Что?!..

- Вас это тоже ужасает?

Меня ужасало не это, а то, что мой кошмарный сон начал вдруг становиться явью. Я отложила вилку и спрятала руки под стол, потому что они затряслись.

- Почему он это сделал, Алигьери? Вы должны это знать.

Колдун тоже отложил вилку.

- В этом отчасти виноваты вы, Юлиана. Ваше тело из склепа исчезло, к тому же сторож с кладбища якобы видел, как вы уходили оттуда.

- А утром нашли следы... - сказала я упавшим голосом.

- Да. Утром нашли следы. Поползли слухи, что королева воскресла. Ваши братья, особенно Якоб, ухватились за эту идею, и у них оказалось немало сторонников считать короля незаконным. Зариху это, естественно, не понравилось. Он считает, что всё это подстроено нарочно. Я тоже был уверен, что такое невозможно, пока не увидел вас сегодня своими глазами.

- Он не верит в мое воскрешение?

- Нет. Даже слышать об этом не желает.

- Конечно... - пробормотала я себе под нос, - ему это не нужно.

- То, что вы сделали, Юлиана, невероятно. Это выше моего понимания. Я многое знаю и многое могу, но объяснить ваше воскрешение я не в состоянии. Так не бывает. Я даже не знаю, кто тут вмешался: Бог или дьявол.

- Ему это не нужно, - повторила я горьким шепотом, - он разрушил склеп и этим показал, что ему плевать на всё что было и с ним, и с его семьей. И что даже если я жива... его это не касается.

- Ему просто некогда во всем этом разбираться, Юлиана. Он хочет разрубить узел одним ударом.

- Да, я понимаю... Моего кузена Якоба казнят, это правда?

- Откуда вам известно?

- Так это правда?

- Через три дня.

- И ничего нельзя сделать?

Алигьери криво усмехнулся.

- Вы слишком многого от меня хотите, моя дорогая. Ваш кузен заговорщик и государственный преступник. Его обвиняют в том, что он инсценировал ваше воскрешение, а король таких шуток не прощает никому.

Ничего поделать было нельзя. Я поняла, что последствия одной страшной ночи в Безмолвном монастыре, будут растекаться как круги по воде, затягивая всё новые жертвы в свой страшный омут: я, Зарих, девочка Жанет, Лесли, отец, Лили, мой не родившийся ребенок... Теперь уже Якоб и все, на кого падет гнев Зариха. И еще все, на кого падет мой гнев. Да-да! Меня тоже сделали жестокой, я тоже не очень-то буду разбираться в средствах.

- Ладно, хватит о короле, - сказала я хмуро, - поговорим о вашем старшем брате.

Алигьери просверлил меня черными глазами, он не удивился, а как-то насторожился.

- Что вас интересует?

- Вы же понимаете, что меня всё интересует об этом человеке!

Лесли под столом сжал мою руку. Я спросила что-то запрещенное. Колдун нахмурился.

- Судьба никогда не столкнет вас с моим братом, прекрасная Юлиана, - сказал он, - выбросите из головы эти мысли.

- Какие мысли?

- О мщении.

- Вам его жаль?

- Мне жаль вас. Упаси вас Бог, моя дорогая, столкнуться с Висконти. И радуйтесь, что он считает вас мертвой.

- Неужели нет человека сильнее его?

- Судите сами: стрелы от него отскакивают, яды ему не страшны, в огне он не горит... Он может прочесть ваши мысли и знать заранее, что вы собираетесь сделать. Он может стать невидимым на какое-то время или усыпить всех вокруг... Он неуязвим, детка.

- А я знаю человека, который сильней вашего Висконти, - сказала я после долгого молчания.

У Алигьери удивленно вытянулось лицо.

- Вы тоже его знаете, - добавила я.

- Такого человека нет.

- А я думаю, что есть.

- Тогда скажите, дорогая, кто это?

- Святой Робин.

Повисла долгая и какая-то неловкая пауза.

- Вы знаете Святого Робина? - нахмурился Алигьери.

- Вы тоже, - настаивала я, хотя у него, наверно, были причины скрывать свое пребывание в Приюте, я стала беспощадной во всем, - не так ли, брат Осип?

Алигьери сверкнул черными глазками.

- Как много вы знаете, моя красавица... Только могу вас уверить, что отец Робин никогда не справится с моим братом... - он задумался на минуту, потом снова криво усмехнулся, - а если бы справился, я был бы этому только рад. Да-да!

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37  

Комментарии