Королева воскресла!


      Мокрый снег летел в огромные окна королевской столовой, как будто кто-то злой и подлый швырял во дворец пригоршни снега, они прилипали к стеклам и обреченно сползали вниз.

Отец выглядел больным и старым. Он отказался от супа и от бараньей ноги и уныло жевал овощное рагу. Справа от него сидел Анджильо со своей располневшей после родов супругой, слева Якоб, кузина Флоранс и ее младший братец Санто. По обе стороны от королевы утоляли свой волчий аппетит мои грозные братья Андрис и Паоло.

Королева неторопливо подносила ко рту золотую ложку. Я стояла у нее за спиной и даже не думала, что будет, если она обернется и увидит меня. Этого просто не должно было случиться!

До сей поры мне везло. Охранники узнали меня и пропустили во дворец без разговоров, только один спросил, почему меня так долго не было видно. Я ответила, что болела... На кухне тоже никто особо не удивился. Я была слишком незаметна.

Наконец она доела суп. Я быстро забрала у нее грязную тарелку и поставила перед ней другую с творожной запеканкой, политой земляничным вареньем. Эта тарелка должна была попасть только к королеве. В земляничное варенье я бросила несколько засушенных ягод чернолистки.

Она спокойно отковырнула вилкой кусок и положила себе в рот. В это время, словно нарочно, башенные часы пробили полдень. Сердце упало вместе с этим боем. Всё. Свершилось. Через полчаса ее не станет. Не станет этого демона, вселившегося в мое тело, как впрочем и самого тела. Я никогда уже не буду Юлианой Тиманской! Я убью саму себя, но я все-таки отомщу ей! Зло должно быть наказано! И да простит меня Бог!

К концу обеда королева почувствовала себя неважно. Она недовольно отодвинула вазочку с десертом и сказала, что идет к себе. Я еще успела бы скрыться, выйти через ворота и убежать на все четыре стороны, но я последовала за ней. Уходя, я оглянулась на свое семейство: они спокойно ели и обсуждали военные дела.

Я шла за ней по коридору след в след. Ее уже шатало от слабости, шаги стали неуверенными и сбивчивыми. Наконец она не выдержала моего преследования и обернулась.

- Кто там тащится за мной, словно шпион?!

- Не узнаешь? - усмехнулась я.

Она узнала меня. Она взвыла от бешенства и, забыв про свою слабость, пошла на меня с растопыренными руками.

- Ах, это ты тварь?! Ты еще не сдохла?!

- На этот раз сдохнешь ты, - сказала я, отступая, - сдохнешь как бешеная собака, и никто тебя не спасет, ни Бог, ни черт, ни твой Висконти!

Королева покачнулась и прислушалась к себе, жить ей оставалось считанные минуты.

- Ах ты, тварь, - сказала она зловещим шепотом, - ты отравила меня!

- Да. И я хочу видеть, как ты загнешься тут, у моих ног.

- И твое тело вместе со мной!

- Пусть так.

- Ты навсегда останешься уродиной! Навсегда! Лягушка! Грязная, мокрая лягушка!

- Пусть.

- Тебя все равно казнят. Тебе это так не пройдет, проклятая жаба, тебя спалят на медленном огне, как дохлую перепелку, тебя разрубят на куски твои же собственные братья!

- Пусть, - еще раз повторила я, - но ты этого не увидишь, а я увижу, как поганая душа твоя отлетает от моего тела. Молись! Когда пробьет полпервого, тебя не станет...

Я никогда не думала, что я так жестока и кровожадна! Я наслаждалась ее конвульсиями, я чуть ли не пинала ее ногами, когда она каталась в предсмертных мучениях по полу и кричала с пеной у рта, что ее убили! На ее крики уже сбегалась прислуга и дворцовый караул, но меня это не волновало. В кармане моего передника лежало еще несколько ягод. Дожидаться пыток и костра я не собиралась.

Меня крепко держали под локти. На полу передо мной лежало мое прекрасное тело в лиловом платье, а я, как отлетевшая душа, сурово и безразлично смотрела на него сверху вниз. Якоб опустился на колени и прикладывал ухо к моей груди: не бьется ли сердце. Оно не билось.

- Это она! - он указал на меня пальцем, - это точно она! - и застонал.

Бедный Якоб! Я даже не отпиралась. Мне не хотелось, чтобы вместо меня казнили кого-то другого, ведь виновного все равно бы нашли! Я знала, на что шла. Страшнее всего было видеть горе отца, который по-старчески разрыдался надо моим телом, а потом вцепился в мне в воротник костлявыми руками.

- Ты за это ответишь, ведьма проклятая!

- Отвечу, ваше сиятельство, - прошептала я.

- В подвал ее! За решетку!

По дороге на меня бросился с кулаками мой маленький кузен Санто.

- Убийца! Убийца! Ненавижу! Ты убила Юлиану!..

Никто не посмел его оттолкнуть, и он успел вырвать мне клок волос, пока меня не довели до железной двери. За дверью я упала на гнилую солому и тупо уставилась в темный потолок.

«Тебя что, из золота отлили? Золотая богиня с медным волосами!» «Ты идешь?» «Кем надо быть, чтобы отказаться?» «Хочешь, я буду любить тебя до утра как самую прекрасную принцессу?»...

А ведь ты узнал меня, Зарих! Никто не узнал, даже отец, а ты узнал!.. Нет, всё было не совсем так. Ты просто что-то почувствовал и сам не мог понять, почему тебе так хорошо с этой некрасивой, бедной прачкой. Почему тебе так хочется обнять ее, прижать к сердцу и укрыть от всех напастей. Интересно, кого же ты любишь сейчас? Юлиану или Жанет? Или никого, а только свою ненаглядную Лесовию, ради которой готов на всё?.. Ну что ж, Лесовия-то, слава Богу, никуда не денется, ты ее отвоюешь, а Юлиану уже не вернешь. Теперь уж точно не вернешь.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37  

Комментарии