Королева воскресла!


      В окне у Лесли тускло горел свет. Я осторожно поднялась к нему на чердак и постучала.

- Открыто, - как всегда крикнул он бодрым голосом.

Я его не видела сто лет! Я прижималась к нему и цеплялась за него руками, как утопающий за последнюю соломинку. Обними меня, Лесли! Как хочешь, как младшего брата, как собаку, как любую божью тварь! Только обними меня, только погладь меня и пожалей, только сними этот непосильный камень с моего сердца!

- Где ты был, Лесли? Где ты был так долго?

- О! Да тебе совсем плохо!

- Ну, где ты был?!

- Да везде... садись, успокойся... чай будешь?

Я сбивчиво и беспорядочно рассказала ему то, что узнала когда-то от Зариха, и то, какие сама из этого сделала выводы. Лесли слушал внимательно, не перебивал, только хмурился всё больше и подливал мне в чашку кипяток.

- А розы опять завяли, - закончила я, - как в тот раз. Странно, правда?

- Это он тебе прислал?

Я почувствовала, что краснею.

- Мне кажется, да. Кошелек-то его.

- Он тебя любит, значит, розы прислал настоящие, - спокойно рассуждал Лесли, - а это значит, дело в тебе, моя радость...

- Он меня не любит, - вставила я, но Лесли не собирался обсуждать эту тему, совсем ему неинтересную.

- Так, говоришь, ты была всему свидетелем?

- Конечно. Поэтому меня и хотели убить.

- Ты видела, как королева и герцогиня Юлиана поехали в Безмолвный монастырь и обменялись там своим обличием?

- Да. Иногда мне кажется, что я даже вспоминаю, как они сидели. Королева справа, а Юлиана слева. Уверяю тебя, так оно и было. Королева жива, у нее тело Юлианы, но она называет Зариха своим сыном и даже не скрывает этого!

- Все равно много непонятного, - сказал Лесли с сомнением.

- Что, например?

- Например, почему Юлиана, пусть даже в облике королевы, не сказала Зариху, где его бумаги?

- Она всё время чего-то боялась.

- Кого? Чего? Объясни мне, чем можно запугать человека, сидящего на троне, смертельно больного, которому жить осталось чуть больше года?

- Значит... она не за себя боялась.

- А за кого?

- Не знаю...

Я видела, как Лесли морщит лоб и сдавливает виски пальцами.

- А я, кажется, понял.

Я ждала, что он объяснит мне наконец, в чем дело, но он молчал.

- Лесли! - взмолилась я, - ну что ты меня мучаешь?

- Тебе лучше этого не знать, - сказал он мрачно.

- Как это?! - я даже вскочила от возмущения, - я тебе всё-всё рассказываю как на исповеди, а ты не хочешь мне сказать самое главное?! Лесли, скажи сейчас же, за кого она так боялась?

Он посмотрел мне в глаза.

- За меня.

- При чем тут ты? - неприятно удивилась я, чего мне совсем не хотелось – так это чтобы в такой истории был замешан Лесли.

Лесли был не похож на себя, так он был серьезен.

- Слушай по порядку... Так вот, прошлым летом меня вежливо пригласили в живописный особняк за городом. Я люблю приключения, и, конечно, пошел. Там меня встретила очень красивая, богато одетая женщина...

- Не герцогиня Юлиана случайно?

- Нет. К той меня приволокли силой. А эта меня пригласила.

- Нравишься же ты знатным дамам!

- Ты потом убедишься, что это не совсем так...

- И что дальше?

- Она спросила, нравится ли она мне, и не соглашусь ли я остаться с ней до утра.

- И ты, конечно, согласился!

- Конечно. Мы виделись потом еще раз пять. Потом она исчезла. Ты уже догадалась, что это была королева?

- Поздравляю, Лесли, - сказала я хмуро, - тебе тоже перепало от господской милости.

- Нет, - сказал он спокойно, - она просто меня любила.

- Да Зариха она любила!

- Я еще в состоянии отличить женщину, которая меня любит, от искательницы приключений. И не перебивай меня, Жано, я еще не всё сказал.

Я съежилась и слушала уже весьма недоверчиво.

- Когда ты мне рассказала про свою королеву, я понял, что меня это тоже касается, и решил сам во всем разобраться. Я не могу ее забыть до сих пор, если хочешь знать. Меня никто так не любил, как она.

- А ты?

- Опять ты меня перебиваешь?

- Всё, молчу...

- Ты спрашиваешь, где я был всё это время? Я был в Тимане, у твоей тетки. Так вот, я могу тебе со всей определенностью заявить, что ты никогда не была служанкой у герцогини Тиманской.

- Лесли!

- Твоя тетка сказала, что ее племянница даже близко не подходила к окрестностям родового замка. Вот так.

Он посмотрел на меня выразительно и замолчал.

- Не мучь меня, Лесли, что всё это значит?

- Это значит, что ты – Юлиана, герцогиня Тиманская и законная королева Лесовии.

- Не шути так, - прошептала я, - не шути так ради Бога!

- Мне не до шуток, детка. Вспомни, ты сама говорила, что вас там было трое: Мария-Виктория, Юлиана и прачка Жанет.

- Тогда зачем нужна была прачка?

- Как зачем? Ее же предстояло посадить на трон! Она должна была быть кроткой и покорной королевой, ничего не знающей и не умеющей. И полностью зависящей от Марии-Виктории. Насколько я понял, так оно и получилось. А Юлиану просто скинули с моста, чтобы не мешала. Но оборотни живучи! Правда, розы от их присутствия вянут, зато ни мороз их не берет, ни жара! Другой бы сто раз отдал концы на твоем месте, а ты жива... Прачка тоже прожила слишком долго, гораздо дольше, чем настоящая королева рассчитывала, потому и отравила ее, когда терпение лопнуло.

- Лесли, ты даже не представляешь, какие ужасы ты говоришь!

- Это еще не всё. Представь себе, что эта бедная, несчастная прачка однажды увидела тебя, как ей казалось, умершую, да еще в своем прежнем обличье! Она была добрая девушка, ей стало тебя жаль, она забрала тебя с собой и стала оберегать от Марии-Виктории, которая частенько наведывалась во дворец. По счастью, или по несчастью, ты потеряла память и стала совсем не опасной. Мария-Виктория просто плюнула на тебя и оставила в покое, а может, ей даже доставляло удовольствие видеть тебя в таком унижении.

- Да, наверно...

- Слава Богу, что она не видела тебя с Зарихом! Тогда бы от тебя и мокрого места не осталось. Впрочем, тут не Бога надо благодарить, а Зариха.

- Он уехал, - сказала я севшим голосом, - как его теперь отблагодаришь...

Чай остыл. Мы сидели за столом, опустив головы. Каждый думал о своем, и мысли были невеселые.

- Лесли, - сказала я потом, стискивая кулаки, - я хочу быть королевой.

- Тогда вспомни, - ответил он, словно только и ждал от меня этих слов, - как всё было, и кто это делал.

- Я вспомню.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37  

Комментарии