Исторический музей

Аквила тупо смотрела на огонь. Холод пронизывал ее до костей, и она никак не могла согреться. Ее верный телохранитель Сарх отдал ей почти всю свою одежду, и неутомимо отсекал мечом ветки с поваленного дерева. Ее отряд был разбит, два дня они вдвоем выбирались из окружения и наконец позволили себе отдохнуть. Она никогда не разрешала себе расслабиться, ее воины смотрели на нее как на богиню и думали, что она сделана из камня и стали. Теперь притворяться было ни к чему. У нее не было больше силы, у нее не было больше власти, у нее не было больше цели.

- Сарх, хватит! - сказала она раздраженно, - зачем нам столько дров? Не век же мы будем тут сидеть!

- Уже темнеет, - отозвался он.

- Мы еще можем добраться до Лестопаля.

- В темноте?

- Ну и что?

- Послушай, мы и так не знаем толком, куда идем!

- Я знаю эти места.

- Как хочешь.

Он привык ей подчиняться, поэтому вскоре загасил костер и молча двинулся следом. Аквила шла уверенно, хотя зубы у нее непроизвольно стучали. Она была вынослива и равнодушна к холоду, как любая деревенская девушка, выросшая в суровом северном Симуре, но сейчас ей казалось, что гигантский паук высосал всю ее кровь. Только упрямство заставляло ее идти, а не упасть лицом в желтую траву и холодный мокрый мох.

Тропинка оборвалась и уперлась в широкий ров. Этого рва не должно было быть. Или он появился только вчера, что было бы совершенно невозможно, или они все-таки заблудились. В синем небе уже осторожно поблескивали первые звезды. Вода казалась черной и гладкой как стекло.

- Река? - спросил Сарх.

- Ров - сказала она сквозь зубы. Никакого течения.

- Значит, где-то замок.

Она все-таки обессилено села на влажную траву.

- Где-то замок, - повторил Сарх и ободряюще улыбнулся ей, - а значит - крыша над головой, тарелка горячего супа и сухая солома в теплом углу. Слышишь, Аквила?

- А если там триморцы?

- Ты думаешь, все знают тебя в лицо?

- А мой костюм?! - разозлилась она от его глупости, - где я тут возьму одежду нищенки или бедной вдовы башмачника?!

- Тогда первым пойду я, - ответил он спокойно, - и если всё в порядке, вернусь за тобой.

Они разделись, не глядя друг на друга, и вошли в воду, держа одежду и оружие над головой. Вода была холодной как сама осень. Аквилу обожгло. Она поплыла как можно быстрее, и единственным ее желанием было выпрыгнуть как ошпаренной и завизжать. На берегу она долго шумно дрожала, стуча зубами. Ей было уже всё равно, отвернулся Сарх, или смотрит на нее... потом она наконец заметила что его нет. Нигде.

Она закричала. Поверхность воды была гладкой и чистой, и ни одного звука, ни одного всплеска не раздалось ей в ответ.

- Сарх... ты где? - проговорила она с ужасом.

Холодная вода молчала. Аквила чуть не завыла от отчаяния и снова прыгнула в черную пропасть рва. Ей было уже не до холода. Сарх был последним из ее друзей.

Когда предел возможного был исчерпан, она выбралась на берег, дрожа как осиновый лист на ветру, натянула на мокрое тело штаны и рубашку, сунула онемевшие ноги в сапоги и закуталась в теплую куртку Сарха. Надо было идти. Вперед, только вперед.

Замок оказался просто развалинами. Свет был только наверху, в полуразрушенной башне. Аквила уже ничего не боялась, она вообще перестала что-либо чувствовать, устало поднялась по ступеням и приоткрыла тугую дверь. На нее сразу пахнуло теплом от горящего камина. Всё ее существо потянулось к этому теплу.

- О, Боже! Где вы так промокли? - спросила ее девочка лет четырнадцати, одетая в черное платье с чужого плеча и причесанная гладко как старая вдова.

Кроме нее в комнате был еще косматый человек, по виду слуга, в котором угадывалась диковатая лесная сила, и благородного вида рыцарь с легкой сединой в бороде и на висках. На кровати лежала больная женщина, ее черные волосы на белой подушке еще сохранили следы былой прически. На разбойников они все не походили, так же как и на триморцев.

Аквила, обтекая водой, опустилась на скамью возле двери.

- Я переплывала ров, - объяснила она этой непонятливой девчонке.

- У нас нет рва, - спокойно отозвалась та.

- Уж не думаешь ли ты, детка, что я нарочно искупалась в луже? - усмехнулась Аквила.

- Вы говорите с баронессой Креоли, - хмуро сказал косматый слуга.

- В самом деле?..

Ей было абсолютно всё равно, с кем она говорит. Она давно научилась презирать высокие титулы. У Великого Суандра любой мог стать полководцем, даже простой хлебопек, лишь бы ты был смел, умен, честен и всей душой желал свободы для Симура. Впрочем, что толку было объяснять это такому лохматому псу, который ничего не видел, кроме своей маленькой хозяйки, и ничего знать не хотел, кроме ее приказов.

- Гелх, оставь ее, - сказала маленькая баронесса и подошла к Аквиле, - вам надо переодеться, пойдемте со мной в подвал, там остались старые сундуки, может, подберем вам что-нибудь.

- Платье? - презрительно усмехнулась Аквила.

- Сухое, - серьезно ответила девочка.

- Я пойду с вами, - заявил Гелх и шагнул к своей хозяйке.

- Только тебя там и не хватало, - сказала она отворачиваясь, - подай мне лучше факел.

С горящим факелом они спустились во двор и прошли к основному зданию, первый этаж которого был почти цел.

- Мы бы разместились тут, если бы знали, что у нас сегодня будет столько гостей, - вздохнула маленькая баронесса, - у меня такое чувство, что вы не последняя. Осторожней, там плита...

- Это замок Креоли?

- Три дня назад это еще был замок. А теперь, сами видите.

- Если бы барон Креоли присоединился в свое время к Великому Суандру, всё могло бы обернуться иначе.

- О чем вы говорите... - маленькая хозяйка посмотрела на нее и разочарованно вздохнула, - война проиграна, ваш Великий Суандр давно мертв. Друзья его предали, союзники разбежались как зайцы, и даже собственная жена отреклась от него. Такой печальный и бесславный конец... Три года мы молились на него, а теперь...

- Надо было не молиться, - разозлилась Аквила, - надо было воевать! Расселись по норам и думаете, что кто-то обязан проливать за вас кровь?!

- Моя старшая сестра воевала у Суандра. Она погибла на войне. А мой отец был против любой войны, даже против освободительной, но всё равно погиб. Война нашла его здесь.

«Значит, так ему и надо», - подумала Аквила, но нашла в себе силы промолчать. Ей совсем ни к чему было обижать девочку, когда та искренне хотела ей помочь... Они спустились в подвал и порылись в старых сундуках. Все платья были старыми и вышедшими из моды, к тому же изъедены молью. Выбирать не приходилось.

Аквила ужасно нелепо чувствовала себя в женском наряде. Ее широкие плечи и могучие руки рвались наружу из тесной ткани, юбка цеплялась за ноги и мешала ходить.

- А вы могли бы согнуть... кочергу? - совсем по-детски спросила баронесса, видя, как играют мышцы на ее руках, когда она натягивала узкое платье на свое мокрое тело.

- Не знаю, не пробовала, - усмехнулась Аквила.

- Вы как статуя богини войны Азерты. Она стояла у нас в парке, но теперь там одни осколки... И как моя сестра. Она была очень сильная. Вы тоже воевали у Суандра?

- Конечно. Там было много женщин.

- Иногда мне кажется, что и я могла бы воевать.

- Ты еще ребенок. И больше похожа на цветок, чем на воина.

- Я жалею, что я не мужчина.

- Тебе просто хочется отомстить.

- Кому? Господу Богу или всему миру? Разве можно отомстить урагану или наводнению? К этому надо относиться как к стихийному бедствию, иначе с ума сойдешь. О, нет! О мести я не думаю, меня угнетает моя беспомощность.

Во дворе они услышали голоса, которые доносились из окон башни. Вернее, один голос, чья веселость была здесь совершенно не к месту.

- Ну вот, - девочка остановилась и прислушалась, - я же говорила, что еще кто-то придет. Сначала Ньер, потом барон Лескри, наш сосед, потом вы...

- Ньер - это та женщина на кровати?

- Да, она купчиха из Лестопаля.

Слово «купчиха» маленькая хозяйка произнесла с легким презрением. Почти неуловимым, но Аквила всё равно заметила.

- А ты знаешь, кто я? - спросила она с усмешкой.

- Богиня войны, - сразу ответила девочка.

1   2   3   4   5   6   7   8   9  

Комментарии