Исторический музей

Они попали в этот разрушенный замок из разных краев и даже из разных времен: Король Озерии, имперский шпион, пьяный красавчик, старая дева, отважная защитница, раненый барон, приговоренная преступница и красивая девушка из будущего, заглянувшая в исторический музей. Они поняли не сразу, что их объединяет, но каждому пришлось рассказать свою историю.

 

На сайте вы можете почитать несколько глав из книги. Полностью произведение будет опубликовано в печатном издании, которое выйдет в свет в этом году.

 

***

От разоренного и сгоревшего замка мало что осталось: часть главного здания, полуразрушенный левый флигель и темная башня с черными глазницами пустых окон. Место считалось проклятым, поэтому здесь не останавливались даже разбойники.

- Замок Креоли, - подумал Норман, - сомнений быть не может... однако как я сюда попал?

Бешеная гонка за странным белым оленем привела его в совершенно незнакомые места. Свой лес он знал хорошо. А тут плутал уже часа три, постепенно выходя из себя от этого тупого блуждания неизвестно где и от невозможности происходящего.

Про трагедию баронов Креоли в этих краях знали все. Это случилось еще во времена войны за независимость, так славно начавшейся и так ужасно завершившейся. Симур как был, так и остался придатком Триморской империи, не досчитавшись самых отважных и самых гордых, не говоря уже о бесконечных кострах и виселицах.

Замок Креоли лежал на пути триморских войск, и они не оставили там камня на камне. Из всей семьи тогда спаслась только младшая дочь барона, которую забрали дальние родственники, и которая уже никогда не возвращалась в эти края.

Норман спешился и повел коня под уздцы в сторону развалин. Он устал, хотел есть и спать и, главное, совершенно не представлял, по какой дороге он так быстро сюда добрался.

Стоял октябрь, темнело рано, холодные сумерки подкрадывались незаметно и зловеще, в лесу раздавался протяжный вой, выглядывала первая звезда, и влажный пар тихо поднимался от остывающей земли. Становилось зябко и совсем уж неуютно. И что-то надоедливо кололо под лопаткой, так что трудно было поднять руку.

На втором этаже башни горел свет, это было странно, но не более чем всё остальное. Норман привязал коня у входа, на всякий случай обнажил меч и отправился наверх. Поднимаясь в темноте по ступеням, он чувствовал вокруг запах гари и копоти, стены словно пропитались им навечно, и ни дожди, ни снега, ни ветры не смогли этот запах уничтожить.

Оружие не понадобилось. У горящего камина на корточках сидела девочка-подросток, одетая во всё черное и старомодное, со стянутыми на затылке, как у пожилой женщины, волосами. Он увидел ее лицо, на кого-то неуловимо похожее, и ему показалось, что перед ним маленькая старушка, юная и прекрасная, умудренная опытом и придавленная скорбью.

Она не удивилась его появлению и не испугалась. Было похоже, ее уже ничто не могло удивить и испугать, еще меньше ее волновал собственный наряд и прическа.

- Это вы, барон... - сказала она равнодушно, - странно, что вас сюда привело... вы один?

- Один, - сказал он изумленно, - если не считать коня...

- Странно, что вы так постарели, - заметила девочка, - впрочем, я тоже... вы, наверно, меня не помните? А я вас помню. Вы наш сосед, барон Лескри...

Она сказала это всё так же равнодушно и протянула руки к огню. Норман спрятал меч и огляделся. Комната была большая и почти без мебели. Каменные, пропахшие гарью стены были беспощадно голыми и холодными. На кровати в углу кто-то лежал под грудой одеял, судя по туфелькам на полу, тоже женщина.

- Я, в самом деле, не узнаю вас, сударыня, - обратился Норман к девочке, сударыней он назвал ее потому, что держалась она как взрослая, да и на служанку тоже похожа не была.

- У нас осталось зеркало, - сказала она вдруг тоном обиженного ребенка, - я сама себя не узнаю... - потом снова повзрослела, - я младшая дочь барона Креоли, единственная наследница и хозяйка этих развалин... что вас привело сюда, барон? Разве вы не знаете, что все погибли?

- Вы хотите сказать, что вы Кармелита?

- Да. Что вас так удивляет? Что я жива? Это заслуга Гелха, он сейчас придет и, может быть, расскажет вам, как это было... а я просто не могу.

Женщина под одеялами слабо застонала.

- Бедняжка, - вздохнула девочка, выдававшая себя за Кармелиту Креоли, - у нее жар. Представляете, заблудилась в лесу, а вчера был такой ливень... она совершенно продрогла. Там кубок на столе, дайте ей глотнуть.

Норман как во сне подошел к большому дубовому столу, местами изрубленному, как чурбан мясника, взял кубок и направился к кровати. Он ничего не понимал.

Женщина сама откинула край одеяла и протянула руку. Ей было лет сорок, а может, и гораздо больше, но об этом она бы никому не позволила догадаться. Горящее лицо ее с пылающими щеками было ухоженным и красивым, волосы выкрашены в черный цвет, глаза подведены, ногти на руке, принявшей кубок, отполированы и изящны. Она сделала несколько глотков и откинулась на подушку.

- Благодарю вас...

Он хотел что-то сказать, но ему помешал крик, точнее визг.

- Что это?! О, Господи!

Кармелита стояла у камина, сжимая руками голову. У нее на лице был ужас.

- Что это у вас?!

Норман еще ничего не успел понять, как с лестницы в комнату влетел человек, косматый и грязный как пират, и бросился к девочке. Она уткнулась лицом в облезлый мех его безрукавки.

- Он же мертвый! Он тоже мертвый! Гелх, я не могу больше!

- Успокойтесь, госпожа...

- Он убит, у него стрела в спине!

Гелх оставил дрожащую девочку и подошел к Норману.

- Повернитесь спиной, господин.

Норман считал, что боль под лопаткой - это из-за сердца, так уже бывало не раз. Да и кто мог стрелять ему в спину? Его собственные братья, с которыми он был на охоте?

- Честно говоря, я не знаю, почему вы живы, - мрачно сказал Гелх и что-то с хрустом надломил у него за спиной.

1   2   3   4   5   6   7   8   9  

Комментарии