Дом у дороги

Скачать файл

 

- Ты охотник?

- Да, я охотник.

- Почему же твой дом у дороги?

- Потому что я люблю гостей. Входите, грейтесь.

- Если б не твой дом, не знаю, что бы с нами стало. До города еще часа три.

- Четыре.

- О! Огонь! Слава тебе, Господи!

Старик говорил, девочка молчала. Она устало села на деревянную скамью, поджав маленькие ноги в мокрых башмаках.

- Иди к огню, - позвал старик, - Луиза, ну что ты?

Она кивнула, но не встала, а только закрыла глаза. Я достал бутыль с вином и все, что осталось от ужина. Я не ждал гостей и два дня не охотился, не люблю охотиться в дождь, особенно такой холодный, косой и бесконечный.

Я помог ей снять плащ и набросил на плечи шкуру дикой кошки, сел перед ней на корточки, снял ее грязные башмаки, растер ледяные ноги полотенцем и натянул на них теплые носки.

- Теперь согрелась?

- Спасибо, охотник, ты очень добр.

- Этот старик тебе кто?

- Отец.

- Отец?

- Он не так стар, как кажется.

- А куда вы идете?

- В Трир.

- Трир не любит посторонних.

- У меня там жених.

- Ты же совсем девочка...

- Да. Мы должны были пожениться через два года, но дома случилось несчастье. Вот мы и идем. Не спрашивай больше.

- Я не буду спрашивать. Отдыхайте.

Старик много пил и уснул прямо за столом. Я не без усилия отнес его в угол на шкуры. Тяжел был ночной гость.

- Накрой его, - сказала Луиза, - он так продрог, что и во сне ему будет холодно.

Я накрыл его заячьей шубой.

- Тебе не жалко убивать зверей, охотник?

- Жалко. Не поверишь, но жалко.

- Почему же ты их убиваешь?

- Потому что ничего другого я не умею.

- Надо было с детства учиться чему-то другому.

- Так получилось. В детстве я сильно болел, меня вылечил один колдун из вашей страны Озер...

- Из нашей? Ты догадался, что мы из Озерии?

- Конечно. По акценту.

- А-а... Ну и что?

- В общем, мне пришлось стать охотником, чтобы отблагодарить его. У меня не было выбора. Хочешь еще пунша?

- Да.

Мы сели на циновки возле камина, я снял с решетки ковш и разлил вино по бокалам.

- Уже жарко! - улыбнулась она, ослабляя узел на платке, щеки ее разрумянились, губы порозовели, - хорошо у тебя. Тепло и тихо!

- Тебе нравится?

- Еще бы! Сколько трав... ты сам собирал?

- Сам.

- А как зовут твою собаку?

- Гай.

- Она умная?

- Как человек. Видишь, даже ни разу не зарычала на вас.

- Такая же добрая как ты?

- Откуда ты знаешь? Может, я и не добрый вовсе?

- Мне так показалось... А ты один живешь?

- Один.

- А кто же вязал тебе свитер?

- Одна женщина.

- Красивая?

- Да.

- Остыло вино... Погрей еще...

- Это было давно, - сказал я зачем-то.

- А что колдун хотел? – спросила принцесса, - какого-нибудь зверя?

Я ждал этого вопроса. Я внимательно на нее смотрел, когда отвечал.

- Шкуру, - сказал я, - шкуру голубой лисы.

Лицо ее вытянулось, синие глаза, синее которых нет на свете, испуганно округлились. Она была прекрасна.

- И ты... ее убил?!

- Да, я ее убил. Был сильный дождь, грязь, слякоть, она показалась мне обычной серой лисой, а когда пришел домой, все понял.

- Значит... это был ты?

- Я. Потому что второй голубой лисы на свете нет.

- Да, я знаю... но тот был такой могучий, с бородой... разве... нет, я бы тебя узнала... впрочем...

Она разглядывала меня с детской непосредственностью. Я изменился. Тогда я был с бородой и несколько мощнее, но это было год назад.

Я шел к колдуну Мозесу в Ядовитую Заводь, заодно решил продать на столичном рынке свои меха: озеряне хорошо платили за лесной товар. Я почти сторговался с одним богатым горожанином и его хорошенькой дочкой, которая уже примеряла вокруг шеи хвост дикой кошки и довольно улыбалась, когда на площадь внезапно въехала королевская стража. Это внесло сумятицу в толпу, и я чуть не потерял своих покупателей, даже схватил дочку за руку (а ее отец меня за локоть). Нас потеснили, расчищая место для принцессы, которая направлялась к Западным воротам.

- Тебе повезло, человек из леса, - шепнула дочка, - ты увидишь нашу принцессу.

- Она действительно так прекрасна, как о ней говорят?

- Конечно!

- И у нее на самом деле голубые волосы?

- В том-то и дело, что голубые!

- Так не бывает.

- А вот и бывает! Видишь, никто не разбегается, все хотят ее видеть.

- Ладно, посмотрим...

Она действительно была красива, хрупкая девочка-подросток на вороном коне, голубые волосы облаком клубились вокруг тонкого лица и узких плеч... Я опомнился, когда растолкав всех локтями, стоял перед ней и держал под уздцы ее коня. Охранники уже упирались в меня копьями, а ее любимцы из свиты хватались за рукояти мечей.

- Ты что, обалдел, дикарь?! - спросил самый надменный из них, с красным пером.

Собственно, я его и не рассмотрел, я вообще никого кроме нее не видел, и что со мной происходило, понимал весьма туманно.

- Не сердись, принцесса, - сказал я, как завороженный, - лучше… лучше посмотри, что я принес тебе! Чтоб я провалился… но эта вещь создана для тебя!

И я вытащил голубую лису. Толпа завопила. Любимцы оторопели, им и не снилось убить этого зверя. И тогда я увидел в глазах принцессы то, чего так хотел. Восхищение.

- Ой, смотрите! - крикнула она совсем по-детски, - значит, это не легенда! Она есть! Вот она!

- Была, - съязвил кто-то из свиты.

- Может, это подделка, - ухмыльнулся тип с красным пером.

- Нет! - восторженно заговорила принцесса, - это самая настоящая лиса! Боже, какая пушистая, как она переливается...

Она восхищалась лисой, а я восхищался ею. И мне было не жаль этой шкуры, добыче которой я посвятил всю свою бестолковую жизнь, и даже забыл, что это мой долг колдуну Мозесу.

- И чего же ты хочешь, охотник? - спросила принцесса, возложив лису на плечи, у волос был в точности такой же цвет!

- Ничего, - сказал я, - носи, если нравится.

- Но ей же цены нет!

- Вот именно.

И тогда я увидел восхищение в глазах принцессы второй раз. Этого мне было достаточно.

- Ладно, - улыбнулась она, - а я за это подарю тебе жизнь, ей тоже цены нет. Живи, охотник! Отпустите его!

Колдун Мозес гневался спокойно, про себя, даже в голосе его гнев не проявлялся, только в сверкании глаз.

- Ты совершил большую ошибку, - сказал он хмуро, - тебе судьбой было предначертано убить священного зверя. А я с этой шкурой должен был делать то, что предначертано мне. Так написано в Книге Судеб. Ты все спутал. Ты нарушил порядок событий и равновесие в этом мире.

- Выходит, я не вписался в Книгу Судеб?

- Не ты, а твой поступок.

- Так может, она врет, эта книга?

- Книга Судеб не может врать. Тут что-то другое.

- Ерунда какая-то! Эта шкура просто создана для принцессы, она должна принадлежать ей и только ей. Я это сразу понял, в ту же секунду, как только ее увидел!

- Об этой принцессе и подавно разговор особый. Она вообще не должна была родиться. А она родилась, она необычайно красива, у нее голубые волосы, а теперь у нее и шкура... Какое-то постороннее течение вторглось в реку наших судеб и всё перепутало. И нет в этом мире равновесия. Теперь может случиться все что угодно... Странные необъяснимые вещи происходят уже давно, охотник. Случается невозможное, люди совершают не свойственные им поступки, всё запуталось, и уже ничего нельзя предсказать наперед. Вот и ты тоже...

- Значит, принцесса не должна была родиться?

- В Книге Судеб её нет. Королева бесплодна, как она зачала, никому неизвестно, известно только, что перед этим она ездила в Лесовию к своему брату герцогу Тиманскому. Но там врачи не лучше наших, да и не обращалась она к врачам.

Что-то во всей этой истории меня раздражало, я еще не понял тогда что.

- Все хочу спросить, кто писал эту Книгу Судеб?

Мозес посмотрел на меня как на идиота.

- Книга Судеб была всегда.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Комментарии