Я твоя черная птица


      Я ждала Конрада, а явился Леонард, растрепанный, возбужденный и какой-то хищный. Он никогда не вставал так рано, и я решила, что он вообще не ложился.

- Нет, как тебе это нравится?! - начал он прямо с порога, - ну что ты сидишь, Веста?! Объясни мне хоть что-нибудь!

- Успокойся, - сказала я, почти силой усаживая его на диван, - не кричи, а то слуги сбегутся.

- Плевал я на слуг...

- Что случилось?

- Что?! Родной брат бродит как тень по замку и ни с кем не разговаривает! Я хочу знать, что это значит, черт возьми!

- Потерпи, может быть, он сам потом объяснит. На всё теперь его воля.

Леонард посмотрел на меня растерянно, как когда-то в детстве.

- Он не может презирать меня настолько... я кое-что значу в этом замке, и третья часть наследства всё равно моя.

- Не бойся, разве ты не знаешь Конрада? Ничего отбирать у тебя он не будет, и на жену твою не посмотрит, и гостей твоих не разгонит.

- Да разве в этом дело, Веста! Как тебе это нравится: я иду к нему навстречу с распростертыми объятьями, а он разворачивается и идет в другую сторону! Это же невиданная наглость! Он может всего меня лишить, но объясниться со мной он обязан!

- Не спеши на него сердиться, мой мальчик. Конрада не было пять лет, кто знает, что с ним произошло за это время, и что он думает обо всех нас.

- Вот я и хочу, чтобы ты пошла к нему и узнала, что он там думает. От тебя-то он не отвернется.

- Ошибаешься. Вчера он уже сделал это. Разве Веторио тебе не сказал?

- От Веторио можно узнать только новый анекдот.

- Надо же...

Мне ничего было не понятно, я плохо спала ночью, всё утро пробегала, следя за уборкой парка и за подготовкой зала к вечернему пиру, голова моя болела, ноги ныли от усталости, и на сердце было невыносимо тяжело. Я тихо гладила густые и взъерошенные волосы Леонарда, а он уткнулся лицом мне в живот как олененок.

- Ты одна меня любишь, Веста.

- Не переживай так, Лео, ничего же еще не случилось. Ничего плохого Конрад не сделал, за исключением того, что никого не желает замечать. Давай оставим его в покое, раз ему так хочется, и будем веселиться. У нас же гости, и пир на носу. Или зря я так старалась?

- Ты права, няня... у нас гости, и мы будем веселиться!

Леонард поднял ко мне лицо и натянуто улыбнулся.

- Дай-ка я тебя все-таки расчешу, - сказала я, - мне давно надоело, что ты ходишь такой лохматый.

- Ну, попробуй, - разрешил он великодушно.

Я нашла самую крепкую расческу. Он не сопротивлялся и напоминал теперь добродушного пса, хотя нрав у него был отнюдь не добродушный. По старой привычке я одновременно поправляла ему кружева на воротнике и застегивала пуговицы.

- Я уже забыл, когда ты меня одевала, - сказал он, лениво откинувшись на спинку дивана, - хорошо быть ребенком!

- Тебе никогда не нравилось быть ребенком, - заметила я, - ты непременно хотел вырасти.

- Это потому что я - младший. Филипп был слишком умным, Конрад - слишком сильным, а я только путался у них под ногами. Третий сын барона Вильгельма, смешно сказать! Почти что никто... Когда они оба канули, один пропал, другой разбился, я вдруг понял, что теперь я один. Один! И у меня даже голова закружилась от сознания собственной значимости!

- Никогда не смей так говорить, слышишь? Тем более мне.

- Да что теперь говорить! Явился Конрад и даже ни слова не говоря дал мне понять, кто я есть... мне кажется, я его боюсь, Веста.

- А вот об этом никому не нужно знать, Лео. Ты должен ходить и улыбаться, как будто ничего не случилось.

- Ты права, надо улыбаться.

Леонард подошел к зеркалу, ослепительно улыбнулся, но потом скорчил недовольную гримасу. Скрывать свои эмоции он не умел.

- А что Корнелия? Она его видела?

- Нет, она уже поднялась к себе, когда он появился, - сказала я уверенно, и чтоб уйти от скользкой темы, решила на него немного поворчать, - и хочу тебе заметить, мой дорогой, что вел ты себя вчера отвратительно.

- Вот как?

- Да так. С Веторио ты можешь обращаться, как хочешь, но про то, что Корнелия сидит рядом, ты же должен был подумать!

- Мне надоела эта надменная кукла, пусть оскорбляется сколько ей угодно!

- Она все-таки твоя жена.

- Вот именно. Пусть сидит у себя и вышивает платочки, раз она такая порядочная!

Я поняла, что если я продолжу свои нравоучения, он закипит как суп на плите, и успокоить его будет очень трудно. Я могла себе позволить пожурить его как в детстве, но всегда чувствовала грань, через которую переступать нельзя.

- В общем, ты мое мнение знаешь, - сказала я, - не нравится мне всё это.

- Знаю, - кивнул он, - и хватит об этом.

- А на Веторио ты уже не злишься? - спросила я, чтобы хоть о чем-нибудь спросить, а может, мне и вправду было интересно, чем закончилась вчера эта сцена ревности.

- Нет, - усмехнулся Леонард, - я влепил ему пару затрещин и успокоился.

- За что?!

- А… просто так! Куда он лезет!

- А он? – спросила я.

- А что он? Попросил еще! Ей богу, без Веторио мне было бы скучно жить!

Я молчала. Как-то противно было от всего этого и стыдно, причем, и за одного, и за другого.

- Кстати, Веста, я собираюсь сегодня нарядить его Тенью Эриха Второго, - объявил Леонард, - сходи с ним в барахолку и найди какое-нибудь старье из той эпохи. Ты одна знаешь, где что лежит.

- Мне только и дел, что рыться с ним в барахолке! - сказала я недовольно, но на самом деле никакого недовольства у меня не было, скорее любопытство.

- Не самому же мне туда идти, - вполне резонно заявил мой барон.

- Хорошо, - я не стала ломаться, - найду твоему любимцу всё, что нужно. Пусть зайдет за мной.

Когда Леонард ушел, я выглянула в окно. Во дворе я увидела вчерашнюю картину: на ступеньках опять стоял Веторио в своих желтых штанах и беседовал с Конрадом. Похоже, кроме него, мой воспитанник никого тут не считал достойным разговора!

 

1   2   3   4   5   6  

Уважаемые читатели!

по требованию интернет-издателя

я убрала часть текста.

Полностью книгу можно прочитать на Bookmate.com

Комментарии